Герб на печати точно до малейших деталей совпадает с приведенным и описанным в Общем Гербовнике дворянским гербом рода Дьяковых. То есть сомнений в принадлежности печати именно этому роду уже быть не может. Это  собственная печать кого-то из Дьяковых. Но  помещенные тут же под гербом на матрице  изображения военных наград красноречиво говорят о личности владельца -  золотое оружие и ордена жаловались исключительно за  индивидуальные подвиги.
Эти награды  должны помочь  выделить среди прочих Дьяковых владельца нашей печати.
 
Дьяков Петр Николаевич
 
— генерал-адъютант, генерал от кавалерии, сенатор, род. в 1788 г., умер в 1847 г., происходил из дворян Псковской губернии. В 1802 году поступил в Пажеский корпус, откуда в 1806 году выпущен корнетом лейб-гвардии в гусарский полк, и вскоре за тем принял yчacтиe в войне с французами, причем за отличие, оказанное в сражении под Фридландом был награжден орденом св. Анны 3 степени. В 1808 году Дьяков был произведен в поручики, а в 1810 — в штабс-ротмистры. В кампанию 1812 года, под Бородином, он был контужен неприятельскимядром в левую ногу и за это сражение награжден орденом св. Владимира с бантом. Вскоре, оправившись от контузии, Дьяков вновь был под огнем, сначала в деле у Воронова, а затем в сражении при Тарутине, за которое награжден золотою саблею с надписью "за храбрость", при Малоярославце и под Красным, во время преследования отступавшей французской армии. В 1813 году Дяков был произведен в ротмистры, а затем (в октябре) назначен адъютантом к великому князю Константину Павловичу. В кампанию того же года Дьякову пришлось участвовать в сражениях при Люцене, Бауцене, Кульме и Лейпциге. Под Кульмом ротмистр Дьяков был ранен в левое плечо и за оказанное в этом сражении мужество награжден алмазными знаками к ордену св. Анны 2 ст. и знаком отличия прусского Железного Креста. За отличие, оказанное в сражении под Лейпцигом 6 окт. 1813 г., Дьяков получил в 1814 г. полковничий чин, с оставлением в прежней должности. В кампанию 1814 г. Д. был под огнем противника в деле при Бриене и в сражениях при Бар-Сюр-Об, под Фершампенуазом и при взятии Парижа. За подвиги в последних двух делах Д. награжден был орденами св. Георгия 4 ст., австрийским — Леопольда, баварским — Максимилиана и прусским — "за заслуги". В 1819 году Дьяков был произведен в генерал-майоры с назначением состоять при цесаревиче Константине Павловиче генерал-адъютантом, а в 1829 году получил орден св. Анны 1 ст. и генерал-лейтенантский чин с оставлением в прежней должности. В сентябре 1830 года Дьяков назначен был командовать, в качестве бригадного командира, четырьмя казачьими полками, расположенными на границе Царства Польского, с оставлением состоять при цесаревиче. В ноябре 1830 года вспыхнуло польское восстание; в день возникновения мятежа Дьяков был при Константине Павловиче, который неоднократно посылал его с разными приказаниями. Имущество генерала, находившееся в Варшаве, было разграблено мятежниками. В 1831 году Дьяков назначен был генерал-адъютантом к императору Николаю I, а в 1833 году назначенчленомкомитета о раненных. В 1836 г. Дьяков, с оставлением в звании генерал-адъютанта, сделан был сначала исполняющим должность генерал-губернатора, а потом и генерал-губернатором смоленским, витебским и могилевским. В том же году награжден орденом св. Владимира 2 ст., в 1839 — орденом Белого Орла и в 1841 — орденом св. Александра Невского. В 1843 г. — произведен в генералы от кавалерии; в 1846 — назначен присутствующим в департаментах Варшавского Правительствующего Сената.
Московское отд. архива Гл. Штаба, дело № 527, связка 1497. — Инспекторского департамента за 1846 г.: формулярный список.{Половцов}
 
***
 
Что ж,  относительно наград все в точности совпадает вплоть до выслужного знака - 25 лет беспорочной службы. Петр Николаевич начал служить в 1806 году и можно уверенно  датировать печать 1831 годом. Так как в последующие года на печати непременно нашли бы свое отражение полученные более высокие награды  - звезды  Святого Владимира, Александра Невского, Белого Орла...
Единственное, о чем стоит пожалеть - что пока нет возможности поместить сюда же портрет  губернатора и сенатора Дьякова. Но не будет лишним добавить, что отец нашего героя -
ДЬЯКОВ Николай  Алексеевич - (1757-1831) в 1795 был уже  полковником.
 Впоследствии состоял  военным советником, московским губернским прокурором.
С 1799  он находился в отставке. В 1804 пожалован чином статского советника.

Николай Алексеевич был человеком разносторонним, образованным,  увлеченным.  Слыл достаточно искусным певцом, музыкантом, композитором. Особенно славились  сочиненные им задушевные романсы в его собственном исполнении. Он был хорош собой, статен, весел, остроумен. Был трижды женат. Первая жена ПРАСКОВЬЯ АБАЗА, вторая - КРОПОВА КАРОЛИНА  ИВАНОВНА, немка, третья - МАРТЭН, французская эмигрантка. Похоронен на Пятницком кладбище в Москве.

Дедом Петра Николаевича был  ДЬЯКОВ АЛЕКСЕЙ АФАНАСЬЕВИЧ (1721-1791).

Бригадир. Обер-прокурор Сената (1769-1791). Статский советник.  Женат был на  Мышецкой Авдотье Петровне, которая родила ему пятерых дочерей и сына Николая. Так что родственников у будущего Смоленского генерал-губернатора было предостаточно... Одна тетка - Екатерина Алексеевна - была замужем за графом Стейнбоком... Tетя Дарья Алексеевна выдана была замуж за Гавриила Романовича Державина. Вот такой ее запечатлел художник.
 
 
 
Александра отдана была за поэта Василия Капниста.
А с любовью и  выходом замуж Марии Дьяковой за талантливого архитектора Николая Львова вообще была связана красивая романтическая история - тайное против воли родителей венчание и все такое...
Их портреты разных лет  кисти знаменитого русского художника Левицкого широко известны.
 
 
 
 
***
 
 
О Дьяковых можно продолжить. В истории города Киева есть страницы напрямую связанные с этой фамилией. Дело в том, что  городским Киевским головой в начале ХХ столетия был
 

ДЬЯКОВ  Ипполит Николаевич  


Потомственный дворянин Киевской губернии, действительный статский советник Ипполит Николаевич Дьяков принял управление Киевом в непростом для Отечества 1906 году. Шла Первая русская революция. В городе активизировались черносотенцы. Население страдало от погромов... Тем не менее Дьяков внес весомый вклад в примирение горожан, способствовал прежде всего экономическому подъему нашего великого города.
 

Городским головой он стал в расцвете сил — ему исполнился 41 год. Дьяков умело, мудро, а когда нужно — и "хитро" управлял городом более 10 лет. Хотя институт градоначальников прекратил существование во время революции 1917 года, в 1919-м Дьяков успел еще раз недолго побыть в своем привычном кресле городского головы. На сей раз при Антоне Ивановиче Деникине.

Кстати, супругой Дьякова была внучка крупного промышленника и бывшего городского головы Густава Ивановича Эйсмана, владелица фешенебельного "Гранд-Отеля" на Крещатике.

За годы деятельности Ипполита Николаевича Дьякова в городе произошло множество воистину революционных преобразований. Случались и судьбоносные события, которые так или иначе повлияли на будущее всей огромной России. Среди самых впечатляющих — смертельное ранение в Городском театре премьер-министра Петра Столыпина в сентябре 1911 года и приснопамятное, наделавшее много шума "дело Бейлиса" два года спустя... Но всякий раз "мэр" сохранял хладнокровие, "сглаживал острые углы, заливал кострища водой", — так сказал о нем современник.

Ипполит Дьяков был богатым человеком, владел крупной недвижимостью в центре города. Еще до вступления в должность киевского головы, в 1895 году, будучи гласным городской думы, Ипполит Николаевич, тридцати лет от роду, назначался уполномоченным Главного управления государственного коневодства по организации Российской этнографической выставки в Париже, а в 1900-м работал над подготовкой имперской экспозиции на Всемирной выставке в Париже, за что отмечен французами орденом Почетного легиона.

Заядлый автолюбитель, он фактически руководил Киевским клубом автомобилистов, много сделал для "примирения водителей и пешеходов" именно в первые годы появления на улицах нашего города этого "чудовища", пугавшего поначалу лошадей, собак и людей...

Дьякова знали и ценили как настоящего "отца города" и натуру увлекающуюся, даже недруги уважали Ипполита Николаевича "за радение в пользу города".

Управление Дьяковым городским хозяйством совпало с освоением новых территорий и ростом Киева, его превращением в крупнейший промышленный и научный центр страны. Да и количество населения (в первую очередь за счет миграционных процессов) увеличилось на двести тысяч, достигнув к 1916 году (моменту отставки героя нашего эссе) — 650 тысяч человек, включая военных, расквартированных здесь. Это был четвертый показатель в стране. Городской бюджет в годы правления Дьякова удвоился и достиг в 1912 году более 4 миллионов рублей.

 


 

 

При Дьякове в Киеве получил долгожданную возможность работать первый украинский стационарный театр, возглавлявшийся Николаем Садовским, открылась консерватория, был освящен величественный католический собор святого Николая. В Киеве при активной поддержке этого городского головы были созданы один из первых отечественных дирижаблей "Киев", несколько десятков самолетов, на карте города появился Коммерческий институт, состоялась и с огромным успехом прошла Всероссийская промышленная выставка и Первая Российская олимпиада 1913 года. Сам голова входил в оргкомитет последней, поскольку дружил со спортом, любил гимнастику, был хорошим наездником и пловцом. Киев в 1900—1916 годах приобрел славу города, который лучше всех остальных в империи организовал систему народного образования, в том числе женского.

Этот большой успех киевлян не остался незамеченным. Город ставили в пример всей России. При Ипполите Дьякове Киев стал воистину европейским. В нем появились целые кварталы, застроенные доходными домами отменной архитектуры с централизованными водопроводом, канализацией, паровым отоплением. Улицы освещались электрическими фонарями. Появились настоящие островки зелени, словом, несмотря на плотность населения, среднему классу здесь жилось легко и просторно. Развивались и окраины. У их жителей появилась надежда на лучшие времена...

К услугам киевлян активно развивалась транспортная сеть (трамвай, фуникулер, железная дорога, пароходное сообщение), которой мог позавидовать любой большой город. И не только в России. Были даже планы строительства метрополитена. Чтобы не хуже, чем в Лондоне...

В наше время некоторые исследователи пытаются провести своеобразную ревизию деятельности "той" власти. И копают себе яму. В случае с Дьяковым, который и сам победил на выборах сто лет назад, и возглавил мощное либеральное направление в Думе, "ревизионисты" пытаются доказать, что, мол, Ипполит Николаевич — не "герой своего времени", а всего лишь предприимчивый делец, действовавший прежде всего в угоду себе и ближайшему окружению. Под занавес деятельности гласных созыва 1906—1910 годов в Киеве ограниченным тиражом была издана книга-обзор деятельности Думы за четырехлетие. В ней сообщалось, что за это время город стал благоустроенным, зеленым, словом, еще краше. А разве не так? В Киеве было замощено более половины улиц! Даже на глухие окраины добралось освещение.

Развивалась телефонная связь. Строились новые больницы и гимназии, открывались начальные школы... Пресса в эти годы получила возможность печатать довольно смелые статьи со здоровой критикой деятельности гласных, что способствовало повышению их ответственности за принятие жизненно важных для города решений. В вину Дьякову сотоварищи ставилось то, что, не имея достаточного количества бюджетных средств, город влез в изрядные долги, напропалую печатал акции... "Заложником" при нем стало имущество города, принадлежавшее всем киевлянам, вынужденным возвращать деньги в ущерб собственным кошелькам... Но рост дороговизны жизни был обусловлен многими и многими факторами, зачастую формировавшимися в Петербурге — столице империи...

Тем не менее на выборах 1910 года Ипполит Дьяков вновь возглавил город, который продолжал свое уверенное развитие. События Первой мировой войны и последовавший за ней крах империи, одним из главнейших городов которой был наш "златоверхий град", прервали это развитие на долгие годы...
Жил Ипполит Николаевич с семьей в пятиэтажном особняке. В этом здании, на нынешней площади Франко, 5, сейчас находится главный офис «Киевэнерго». Из пяти этажей особняка мэр занимал лишь второй и третий. Первый арендовала мужская гимназия, на четвертом была придомовая церковь, а на пятом — подсобные помещения. Дьяков правил городом более 10 лет, и в это время жизнь киевлян очень изменилась: открылась консерватория, заработал коммерческий институт, на улицах появились электрические фонари. Были, говорят,  даже планы построить метро, но не сложилось.
     
Что случилось в жизни Дьякова после установления советской власти, проследить  достоверно не удается. Во всяком случае, известно, что  после сдачи города войсками Деникина, он оказался за границей, своевременно  эмигрировав в Германию. Обосновался с семьей  в Берлине. В 1922 году вместе с женою учредил «Издательство  Ольги Дьяковой», редактировал русский отрывной календарь пользовавшийся  популярностью  среди  русской эмиграции. Являлся владельцем книжного магазина и библиотеки. Умер в Берлине 24 ноября 1934 года в возрасте 69 лет. Похоронен 27 ноября на православном берлинском кладбище Тегель.                        
                                                                                                                    
 
 
 
Александр Анисимов
 
 
 
 
 
***
© 2009 музей Шереметьевых.

Главная  Вступление  Разделы  Пресса  Контакты  Форум