ПЕЧАТЬ ГЕНЕРАЛА ОРДЕНА ИЕЗУИТОВ

(Теодор  Гризенгер «Иезуиты. Полная история их явных и тайных деяний»)

Создан орден Игнатием Лойолой («Общество Иисуса» утверждено папской Павла III  буллой 27 сентября 1540 года)  .

Настоящее имя  Дон Иниго Лопес де Рекальдо Лойола.

Родился 23 сентября 1491 года на севере Испании в родовом замке.  Род Лойолы был одним из самых состоятельных в стране.

По личному приказу короля Карла V капитан дон Иниго Лойола защищал в 1520 году крепость Помплону в Наварре. Город французами в результате кровопролитного штурма был взят. Но израненный капитан заслужил уважение противника  -  маршал Л’Эпарр был поражен отвагой командира гарнизона,  который не сдался даже с обеими перебитыми ногами.

После войны Лойола лечился,  читал запоем духовные книги и вдохновленный  деяниями святых Франциска и Доминика решил посвятить себя служению  Иисусу. Много лет посвятил богословскому образованию.  В 1537 году направился в Ватикан за поддержкой Папы.

             IHS IESUS HOMINUM SALVATOR - Иисус хоминум сальватор

Иисус спаситель людей – или иисус христос спаситель – в любом случае последователи называли себя слугами иисуса спасителя. 

                       

Основным девизом общества Иисуса стали слова: «Ad Maiоrem Dei Gloriam» - к вящей славе Господней, сокращенно  AMDG.

 

Общество Иисуса было создано «для того чтобы совершенствовать людей в христианском учении и жизни и распространять истинную веру проповеданием слова божия , духовными упражнениями, воспитанием юношества и наставлением тех,  кто не имеет истинного  понятия о христианстве».

Папа усмотрел в этом обществе весьма эффективный механизм  противостояния реформаторству.

Игнатий Лойола упокоился  31 июля 1556 года в церкви Иисуса Христа Риме. В 1622 году  он был уже канонизирован. Орден Иезуитов им созданный  из года  в год продолжал  крепнуть. В год смерти своего основателя Общество Иисуса  насчитывало уже свыше 1000 членов, 100 домов и 14 провинций. В XVIII веке в руках иезуитов уже находилось подавляющее большинство средних и высших учебных заведений всей Западной Европы.

При поддержке Ватикана Общество Иисуса  быстро росло. Строгий устав и отлично налаженная административная вертикаль  позволили иезуитам за короткий срок  стать очень значительной силой. Огромные массивы недвижимого имущества и денег во многих странах делали орден заметной политической силой. Пример Парагвая – страны иезуитов – вполне красноречив. Энциклопедисты Вольтер, Дидро, Гельвеций видели в этом иезуитском обществе настоящую угрозу для цивилизации.

"Всякая монашеская организация страдает одним коренным недостатком - отсутствием реальной власти. Власть монахов основывается на невежестве и безумии людей. Но с течением времени человеческая мысль становится просвещенной или, во всяком случае, должна изменить форму своего безумия. Поэтому иезуиты, предвидя это, захотели соединить в своих руках светскую власть с духовной. Они хотели иметь возможность устрашать своими армиями государей, которых нельзя испугать кинжалом или ядом. С этой целью они заложили уже в Парагвае и Калифорнии основы новых государств. Если бы правители продолжали пребывать в прежней спячке, то через сто лет, быть может, было бы невозможно бороться с планами иезуитов. Соединение духовной власти со светской сделало бы их слишком страшными: они всегда держали бы католиков в ослеплении, а их государей в унижении" Гельвеций К. А. О человеке, его умственный способностях и его восприятии. М., 1938, с. 289

Общество Иисуса состояло из шести классов: послушники, ученики, светские кандидаты, духовные кандидаты, исповедники трех обетов и  исповедники четырех обетов. Переход из класса в класс зависел от способностей и степени развития претендента. В Общество не могли быть приняты еретики (даже бывшие), убийцы, лица, состоявшие в браке, а также те, кто до этого принадлежал  к какому-либо иному ордену.

Предусматривалась строгая вертикаль – Папа, избираемый пожизненно Генерал, его ассистенты – совет «Общества», провинциалы, ректоры, рядовые исполнители.  За генералом наблюдал его личный духовник – адмонитор. Он давал специальный обет Папе и предостерегал Генерала от ошибок. При отсутствии Генерала в Риме или в случае его смерти руководство осуществлял генеральный викарий. Он назначался самим генералом сразу после избрания последнего генеральной конгрегацией (в нее входили только исповедники четырех обетов) и утверждения Папой. Вся переписка в Обществе велась особым шифром составленным Генералом.

Генерал Общества по рекомендации ассистентов назначал провинциалов, то есть руководителей провинций.  К с редине XVIII столетия в разных странах мира насчитывалось более 20000 членов Общества Иисуса.

В 1757 году начались гонения на орден. Изымались в пользу казны все их владения.

В 1772 году произошел раздел Польши между Австрией Пруссией и Россией. России отошла часть Белоруссии и среди подданных оказалось значительное количество католиков. Екатерина II зная, что Папы всегда высказывали желание управлять всеми принадлежащими к латинской церкви, не желала допустить в своих владениях посторонней власти. 

Важный документ из Рима -  булла папы римского  Климента XIV о прекращении деятельности Общества Иисуса - Dominus ac Redemptor - прибыл в Польшу в середине сентября 1773 года.

Императрица запретила обнародовать буллу, а губернатор Могилева приказал, чтобы все копии документа были переданы ему. Перед иезуитами  остро встал щекотливый вопрос: зависит ли сила действия буллы от соблюдения канонических правил при обнародовании.

 Возглавлял иезуитов ректор полоцкой коллегии, литвин Станислав Черневич.

Отец Станислав Черневич родился 15 августа 1728 года в окрестностях Ковна. Был профессором риторики в Варшаве, секретарем польского ассистента в Риме. Во время раздела Польши в 1772 году является ректором коллегии в Полоцке. Незадолго до публикации папской буллы в Польше был назначен вице-провинциалом иезуитов в Белоруссии. Черневич обратился к папскому нунцию в Польше, кардиналу Джузеппе Гарампи, и просил у него совета, объяснив всю щекотливость ситуации: если признать буллу, это вызовет неудовольствие императрицы и, вероятно, навлечет ее гнев на  подданных-католиков; если его не признать, это будет равносильно непослушанию Папе. Гарампи не ответил. К концу 1773 года иезуиты объяснили Екатерине, что невозможность действовать в соответствии с указаниями Папы отягощала их совесть бременем вины, и поэтому они просили у нее две вещи: во-первых, ее соизволения на то, чтобы перестать называться "Обществом Иисуса", и во-вторых, чтобы она послала прошение Папе разрешить им жить в качестве приходских священников.

13 января 1774 года царица издала указ, повелевающий иезуитам ничего не менять.

Черневичу она сказала, что тот чересчур щепетилен.

Черневич обратился к Пию VI. Он разъяснил Папе позицию канонических адвокатов, считавших, что для иезуитов в Белоруссии, поскольку булла там обнародована не была, по-прежнему являлось долгом совести соблюдение монашеских обетов и Конституций Общества. Далее он указал, что, несмотря на такую интерпретацию, некоторые из его подчиненных колеблются во взглядах, а некоторые даже считают себя обязанными выйти из Общества. Через кардинала Карло Реццонико Черневич любезно попросил Папу дать каким-либо образом понять, доволен ли он ими.

13 января 1776 года Папа дал загадочный ответ: "Пусть плод ваших молитв, как предвижу я и желаешь ты, будет благоприятен". То есть он смотрел на Белоруссию невидящими глазами. Белорусские иезуиты продолжали служение в своих школах и церквях.

За три года, с 1780 по 1783, произошло три события, способствовавшие росту Общества и упрочению его позиций: открытие новициата(учебного заведения для новых иезуитов), избрание генерального викария и устное одобрение Пия VI.

С течением времени необходимость в обучении смены для иезуитов становилась все более очевидной. Черневич уведомлял российские власти, что иезуиты не смогут продолжать свою работу в школах, если их будет некому сменить. Считая, что для открытия новициата необходимо разрешение Папы, он попросил Екатерину обратиться к Святому Престолу.

2 февраля 1780 года в Полоцке открылся новициат с восемью новициями.

Вторым событием, упрочившим положение Общества в Белоруссии, было избрание генерального викария. Иезуиты сомневались, нужно ли созывать генеральную конгрегацию и проводить выборы. Они изложили свою проблему Каролю Корики, бывшему ассистенту Польши. Посоветовавшись, в том числе и с двумя другими бывшими ассистентами, он рекомендовал созывать генеральную конгрегацию для выборов - на основании не власти российской императрицы, но Конституции Общества, прав и привилегий иезуитов, которых все еще не коснулась неопубликованная булла о роспуске.

25 июля 1782 года Екатерина подписала указ о разрешении Обществу выбрать себе генерального викария, наделенного полномочиями Генерала Общества, «дабы Общество имело верховного главу, пока не будет восстановлен римский генерал».

17 октября 1782 года делегаты избрали генеральным викарием Станислава Черневича.

 В начале 1783 года Папа римский отправил в Мадрид и Версаль буллы, в которых объявлял события в Белоруссии недействительным и заявил, что по-прежнему в силе булла Dominus ac Redemptor.

Папу беспокоило нечто гораздо большее, чем Бурбоны: на Ватикан упала тень угрозы Екатерины обратить католиков, живущих в ее землях, в православие. Вследствие этого кардинал Пальявиччини потребовал, чтобы дворы Бурбонов пошли на компромисс и держали в тайне недавно присланные им буллы. Так они и сделали, поскольку боялись противодействия России.

Третьим событием, придавшим определенность существованию Общества в Белоруссии, была положительная оценка из уст Пия VI. Всего через полтора месяца после издания документов, вторящих деянию Климента XIV, Пий практически отрекся от заверений, которые давал Испании и Франции. В роли провокатора выступил российский подданный. Императрица Екатерина послала Яна Бениславского, каноника в Вильне, бывшего иезуита, в Рим с тремя просьбами, обращенными к Папе, одной из которых было признать существование Общества и дать свое одобрение каждому его шагу, предпринятому в России под властью императрицы. Трижды Пий принимал Бениславского и трижды обсуждал с ним требования России. На последней аудиенции, 12 марта 1783 года, Папа уступил трем просьбам Екатерины. Относительно пункта, касающегося существования Общества в России, он трижды повторил: "Я даю свое согласие". Десять лет прошло с тех пор, как Климент XIV издал Dominus ac Redemptor, и Екатерина была вознаграждена за свою непоколебимость: Рим и Санкт-Петербург наконец-то достигли согласия в мучительной проблеме Общества Иисуса.

Императрица, безусловно, поощряла рост Общества. В своей прощальной речи, обращенной к португальскому послу, уезжавшему из России, она смело заявила, что Белоруссии повезло больше всех прочих провинций ее империи, поскольку молодежь там учат иезуиты.

18 июля 1785 года Черневич умер, оставив ста семидесяти членам Общества добрую память о его мудром, тактичном, отважном руководстве на протяжении двенадцати неспокойных лет. На его плечах лежала чудовищная тяжесть ответственности за группу людей, приведенных в смятение категоричной противоречивостью мнений о законной силе буллы Dominus ac Redemptor. Он прекрасно понимал, что какое-то время ходил по лезвию права, но взор его непоколебимо был устремлен на то единственное, что по-настоящему имело для него значение как для иезуита, - волю Святого Отца. Этот принцип оставался в основе всего. Поначалу он мог только смутно разглядеть то, что постепенно прояснилось, - Папа Пий VI одобрял существование Общества в Белоруссии. В действиях Черневича проявлялась не только его честность, но и дальновидность. 

Генеральными викариями-генералами ордена в России после смерти Черневича были поляк Гавриил Ленкевич (1785—1798) и немцы Франциск Каре (1798—1802), Габриель Грубер (1802—1805).

 

 

 

                  SIGILLUM     COMMISSUM      GEN      PROVINCIALE      POLOTSK

SIGILLUM - печать
COMMISSUM, i n [committo] 1) ввереннаятайна (commissa enuntiare C,);
2) 
начинание, предприятие (audacter c. L).
GENгенерал
PROVINCIALEпровинциал
POLOTSK -Полоцк
 
В 1800 году император Павел I доверил иезуитам просветительскую деятельность в западных губерниях России, поставив их во главе Виленской академии. Любимцем Павла I стал венский иезуит Г. Грубер (с 1802 года генерал ордена иезуитов), который неоднократно беседовал с императором об объединении церквей.
В 1801 году по личной просьбе императора Павла I Папа Римский официально разрешил пребывание иезуитов в России.
В том же году иезуитам было разрешено проживать в Петербурге, где им передали церковь Святой Екатерины и приход с 10 тысячами верующих, учредили школу для детей прихода Святой Екатерины под названием «Петербургский коллегиум Святого Павла» (позднее «Дворянский коллегиум»). В разное время в коллегиуме обучались представители семей Голициных, Строгановых, Барятинских, Прозоровских, Гагариных, Вяземских и других.
В 1803—1817 году в России находился посланник Сардинского королевства иезуит граф Жак де Местр, который имел некоторое влияние на императора Александра I.
В 1812 году по инициативе Александра I Полоцкая коллегия иезуитов преобразована в академию, получила права университета и руководство всеми иезуитскими школами в Белоруссии.
В период правления императора Александра I иезуиты развернули широкую миссионерскую деятельность в России. Иезуитские миссии были учреждены в Астрахани, Одессе, Сибири. В 1814—1815 годах обращения в католицизм участились, особенно после официального восстановления ордена в 1814 году. Одновременно усилились протесты православного духовенства против деятельности иезуитов в России. Генерал ордена иезуитов Т. Бжозовский отклонил предложения обер-прокурора Синода А.Н. Голицина присоединиться к Библейскому обществу после обнародования послания папы, где осуждалась деятельность общества.
20 декабря 1815 года, после обращения в католичество племянника Голицина, был издан указ о высылке иезуитов из Петербурга и Москвы. А в 1820 году, после смерти Бжозовского, по представлению министра духовных дел и народного просвещения Александра Николаевича Голицина император Александр I принял решение об окончательном изгнании ордена иезуитов из России. Местным властям предписывалось — «иезуитов, как забывших священный долг не только благодарности, но и подданической присяги и потому недостойных пользоваться покровительством российских законов, выслать под присмотром полиции за пределы государства и впредь ни под каким видом и наименованием не впускать в Россию». Упразднялись иезуитские коллегии и академии, конфисковывалось их имущество, библиотеки, земельные владения и прочее. Иезуитам было предписано либо выйти из ордена, либо покинуть страну.
После 25 марта 1820 года, когда указы о роспуске ордена в пределах Российской империи были оглашены в Витебске, Полоцке, Могилеве, Орше и других городах, около 200 последних иезуитов были высланы из России.
 

© 2009 музей Шереметьевых.

Главная  Вступление  Разделы  Пресса  Контакты  Форум